WWW.BORODINSKY.COM - Бородинский хлеб - Borodinsky Bread

Литература о хлебе. Художественная.

"В подвале". И.П.Королев. Госиздат. 1926 г.
Книга Королева "В подвале" - это бытовые картины исчезнувшего прошлого. Это очерки быта рабочих того периода, когда на заре  рабочего движения, из темных подвалов и решеток пекарен, фабрик и заводов, шел ощупью  к своему освобождению  рабочий класс, который был активной силой, разрушивший царскую монархию и вырвавший власть у буржуазии.

Это художественно-бытовая повесть написана старым рабочим булочником.

...."Сам я булочник, работавший 35 лет по пекарням"... - говорит автор, этим уже говоря, что эти 35 лет большая пройдена жизненная школа эксплуатации. И автор ведет  Вас в подвал пекарни Обиралова, где все заперто - окна и двери, где темно и душно.

Но хозяин здесь говорит: - "Ладно, сойдет. Не узоры вышивать". - И те кто хотел бы почитать книжку, любитель чтения, вытребался хозяином.

Идут  затем ужасные  картины жизни мальчиков, их избиение, как шло обучение их булочному делу. Это следует прочесть молодняку, не прошедшему старой школы эксплуатации, какой прошли наши отцы.

Темные, реакционные 90-е годы (1890-е) и в душный подвал прорываются с воли листочки прокламаций с.-д. Этот период описан автором  со всей глубиной и знанием тех бытовых условий , в которых он жил.

Пекарня Обиралова и ряд других описаны автором яркими художественными штрихами. Здесь есть картинки  развлечения рабочих, в которых также видна  тяжелая лапа опеки кулака, где пьяные пляски  с разрешения хозяина, чередуются  с обливанием ледяной водой несчастного мальчика,  приниженностью и пресмыкательством одних перед хозяином и растущей сознательностью других. На фоне "булочного куреня" проходят революционеры - Сенька пекарь, Должанский, приход полиции с обыском и арестом. Здесь отражена  выпукло и художественно  борьба с полицейским произволом.

Вот картинки  опеки  кулака хозяина над семейной жизнью рабочего, ярко отраженные Королевым, когда к рабочему приезжает жена после долгих лет разлуки, и в общей спальне пекарей нет места для брачной пары.

 - "Дядя Степан, уступи мне местечко-то. Сам знаешь - баба у меня молодая, неловко где зря-то".

И дядя Степан уступает место под лестницей, за занавеской из мешков, за что получает бутылку. А раб булочного куреня две недели блаженствует с женой, под смех и иронические улыбки окружающих.

Уезжает жена и вновь долгие годы разделяет их работа в городе, разбивается семейная жизнь рабочего, дети забывают совсем своего отца.

Талантливо выявлены Королевым типы булочников Хитрого рынка, своеобразные стачки рабочих, с вином и кулачной силой хитрованцев и доставкой штрейкбрехеров в фургоне с Хитрого рынка. Получение расчета от хозяина с гирями в руках и угрозами перебить стекла. Все это сочные, выпуклые картинки рабочего быта.

Ярко описывается  кровавая коронация  царя Николая II. Ужасная ходынская катострофа. Жаль, что в этом месте книжки автор мало схватил темную слепую массу, идущую на гибель ради жалкой подачки царя - металлических кружек с двуглавым орлом. Мало отразил психологию этой массы в момент ходынской катастрофы.

Самое ценное в книге, которое являеися ценным бытовым материалом - это период до 1905 года. После 1905 года т. Королев  только историк, схватывающий отдельные эпизоды вооруженного восстания. Тип первых организаторов Московского союза пещивиков: Мамаева, Ларионова, Травушкина, Дроздова, Кормилицина и других описаны хорошо.

Слабость конца книги всецело заполняется  ценностью  первой ее половины. Поэт Савин, выходец из рабочих пекарей, о котором автор упоминает в своей книге, в 1905 году писал этот быт в стихах, где он, между прочим говорит:

"Пекарня наша точно склеп.
Не видно в окна небосвода.
Мы день и ночь насущный хлеб,
Печем с проклятьем для народа.
Один свалился, новый раб
Заменит прежнего собою,
Среди насилья цепких лап,
Он также падал под нуждою."

На долю Королева выпала большая благодарная роль, показать внутренность этого склепа во всех отвратительно-ужасных его картинах.

Жаль что талантливый бытописатель Королев умер накануне выхода  своей книжки. от него можно было ждать в дальнейшем еще новых материалов о рабочем быте. Но мы слишком поздно оцениваем потери тех, кто мог бы нам дать еще очень многое, мало заботясь о живых.

Книгу Королева нужно прочесть в особенности  нашему молодняку, который должен знать, как жили его отцы, какими путями шли  к Октябрьской победе.